Автомобільна аварія під час автостопу

Автор Antonenko Andrii в . Опубликовано Син Ісуса - оповідання - Деніс Джонсон - переклад

 

Продаваець, який ділився лікером та кермував засинаючи… Чіроккі наповнений бурбоном…. Фольксваген не більше, ніж куля гашишового диму, керована студентом…

І сім’я з Маршалтауну, яка, несучись, вбила чоловіка, що їхав із заходу, з Батані, штат Міссурі…

Я прокинувся наскрізь мокрий, бо спав під проливним дощем, іще не зовсім прийшовши до тями, дякуючи за це першим трьом людям, яких я вже назвав – продавець, індіанець та студент – всі, хто давав мені наркоту. Я чекав на початку дороги без усілякого сподівання зловити машину. Який був сенс скручувати спальника, коли я був настільки мокрий, що, напевно, ніхто не дозволив би мені залізти у машину?  Тож я накинув мішка на себе як плащ. Злива струнами впивалася у асфальт та вивергалася пузирями на узбіччя. Мої думки ставали жалісливими до себе. Мандруючий продавець нагодував мене таблетаками, від яких полоси моїх вен відчувалися роздертими назовні. Моя щелепа боліла. І я міг назвати ім’я кожної краплини. Я відчував все, що має трапитись іще до початку. Я знав, що Олдмобіль, зупиниться біля мене ще до того, як він почав збавляти швидкість, окликаючи мене солодким сімейним голосом із середени авто, я знав, що ми розіб’ємося у цю зливу.

  

Ми наче зовсім різні

Автор Antonenko Andrii в . Опубликовано Без рубрики

Ми наче совсем різні,
один з одним несхожі,
ми наче у тій пісні: коми й крапки,
окремі літери, слова,
уривки фраз,
ми наче ноти:
роздрібнені й застіглі на папері,
нерухомі, мовчазні, сумні й поодінокі,
зпустошені жіттям,
зневірені словами, зтерті часом.

  

Полное погружение

Автор Antonenko Andrii в . Опубликовано Без рубрики, Записи на полях

135

К морю мы спускались одни. Было очень рано, даже ветер спал. Я предупредил инструктора, что хочу отплыть от берега и побыть на глубине неподвижно.

«Сколько метров ты хочешь, друг».

«Давай тридцать».

«Харашё, ты мне рука покажи и ми остановитса».

Риф, в том месте, начинается c шести метров и дальше дно уходит в глубину. В эту погоду видно метров на сорок. Но с глубины тридцати метров видно на пятнадцать — дальше тьма.

  

Трудности коммуникаций

Автор Antonenko Andrii в . Опубликовано Без рубрики, Записи на полях

— Молодой человек, вы курите? – обратился ко мне чел средних лет, с модной нынче лысиной и бородой.
— Пока нет.
— А спички есть? – сказал он проходя мимо шезлонгов с полотенцами.
— Нет, тоже нет – ответил я.
Он не унывал и повернулся к курящей на шезлонге арабке. Скорее всего она была няней, выглядела массивно и держала в пальцах тонкую, белую сигаретку. На голове ее была туго затянутая гулька. Она пренебрежительно посмотрела сквозь большие очки на «вежливое» существо и дала зажигалку.

  

Намасте по-украински

Автор Antonenko Andrii в . Опубликовано Без рубрики, Записи на полях

IMG_2027

Как обычно, текст не о политике, а о людях, вернее об отношении к жизни. Но, для того, чтобы перейти к людям, лучше начать с борща. А еще лучше с борща с салом — высоко в горах Мустанга после двухнедельного перехода, где его ожидать практически невозможно. Помимо питательных качеств, это сочетание обладает еще международными и политическими — перед борщом все равны. Но проникает он в далекие уголки планеты только с самим хранителем знаний о его приготовлении. Такая себе прямая передача, как у йогов, от гуру к ученику. По рецепту не выйдет, необходимо понимать, что можно добавить, если нужного ингредиента не окажется под руками, и знать каким он на самом деле должен быть.

  

Псы с городских окраин

Автор Antonenko Andrii в . Опубликовано Записи на полях

Пробираясь через автомобильный беспредел к офису, слушал Радио-Рокс, пока не наступила очередь алкогольной рекламы укрепляющей иммунитет и расширяющей сознание. По ошибке, на руле нажал не на ту кнопку и перескочил на другой FM, — “В сиреневом платочке, ты пришла, в сиреневом платочке и ушла” — под бум-ца-ца хрипел бывалый, тюремный голос Шансона, откуда-то из ранних девяностых. Я тогда поступил в училище, после девятого класса, нам всем выдали коричневые болоньевые курточки на синтепоне – по бумагам, на пару лет. У многих средняя зарплата была тридцать долларов в месяц, было также принято ее выдавать продуктами производства заводов, шнурками например, или трусами, хорошо когда кирпичом — кто-то получал танками.

  

Просыпайтесь

Автор Antonenko Andrii в . Опубликовано Без рубрики, Начни свое дело

Как-то я доучился, что меня чуть не выгнали из университета – два предмета я провалил, оставался третий. И вот, сижу я в под каптеркой у преподавателя, весь такой в косухе, в футболке с принтом Cannibal Corps и жду своей очереди — было совсем поздно. Захожу, даю тетрадку препод в нее внимательно смотрит, затем на меня, так вяло ее закрывает, кладет на стол, поднимается с кислым выражением лица и говорит: — «Андрей, ну ты же не дебил, у тебя же мозги есть, ты ж не Юля, что еще ждет за дверью. Ты – инженер, понимаешь? Инженер! Ты что угодно придумать сможешь, если поймешь, кто такой инженер.

  

О пути

Автор Antonenko Andrii в . Опубликовано Без рубрики, Записи на полях

 

Цели культивируют внутреннюю энергию, сознание направляет энергию и удерживает в фокусе, ценности определяют методы движения. Ели нет целей не будет энергии, если сознание рыхлое не будет плотности потока, если нет ценностей не будет пути.

_DSC0919

АА

  

Работа в радость

Автор Antonenko Andrii в . Опубликовано Без рубрики, Начни свое дело

_DSC4417 (1)

Ощущение бега по кругу, чувство бессмысленности существования, того, что все проходит зря – на определенных этапах жизни эти ощущения становятся очевидными для каждого, никто их не избежит. Каждый, словно белка, крутит свой личный барабан, а иногда его меняет на более комфортный. Жизнь через внутренние переживания словно пытается подсказать, что движемся не туда, не так, не затем.  Временами мы начинаем бежать еще быстрее, чтобы вовсе не было времени думать и чувствовать. Затем все посылы из вне уходят во внутрь в виде «проглоченных пилюль» и оседают, как токсины, на стенках сознания. Чувство бесплодности существования — сильнейший яд, способный уничтожить любого сильного человека за короткое время.