Момент истины

Количество просмотров: 218

Автор Antonenko Andrii в . Опубликовано Без рубрики, Записи на полях

Сегодня утром я сошел с ума. Это было не страшно и как-то спокойно. Я даже не сразу это заметил, а только потом, когда попытался примерить ум на место, а он не становился, заподозрил неладное. Я не испугался, а только немного удивился. Посмотрел на себя без ума и ниче так, даже веселее стало. Потом подпрыгнул несколько раз от радости, как маленький ребенок, снял туфли, бросил ручной кошелек с планшетом в машину и пошел искать ближайшую большую лужу. Помню, как будучи маленьким я не успел в ней достаточно наиграться и наплаваться — мама уже шла с работы, скорее даже немного бежала. Тогда мыли асфальт каждое утро, а не только во время дождя, как сейчас; это меня нисколько не отпугивало, а напротив, испытывало на прочность желание закончить давно начатое.

Детская радость пришла после первых прыжков, будто никуда и не уходила, и я очень пожалел, что у меня не было пустой бутылки из под шампуня и белой шариковой ручки. Сначала можно наболтать пены, а затем сделать брызгалку и обрызгать прохожих, которые с лицами безразличных и пугливых коров проходят мимо, немного сторонясь и ускоряя шаг. Уже намочив полностью одежду и разбрызгав воду по сторонам, я сел на бровку и весело забросив голову вверх, стал рассматривать облака. Кошки, кролики и динозавры появились не сразу, сначала были какие-то туманные образования, похожие на вату, но затем картинка исправилась и поплыли образы. Они медленно двигались над головой, изменяя форму, превращаясь во все новых персонажей, как бы играя со мной в отгадки. Так продолжалось долго, время уже успело превратиться в желе и его можно было есть ложкой. Оказалось, я особенно люблю лимонное из натурального желатина. И вот, когда первый кусок лакомства почти попал в рот, зазвонил телефон.

Сначала я не понял, откуда шел звук, но затем достал из заднего кармана немного согнутую с треснувшим стеклом плоскую панельку и стал на нее смотреть. Сквозь трещины просматривались зеленые буквы с большим красным пятном, как бы просящим на него нажать. На протяжении десяти гудков я изучал изменение звука от прижимания раздавленного корпуса в его разных точках. Затем положил его перед собой на газон, лег животом вниз, подтянув руки под подбородок, стал наблюдать за преломлением света в трещинках и зазубринках стекла. Телефон настойчиво звонил и дергался еще раз двадцать, после появились сообщения не поддающиеся дешифровке. Существа из другого пространства и живущие теперь намного позже, тщетно пытались установить со мной контакт. Нужно ли им это было по-настоящему они не знали, а я не решался спрашивать, потому что со взрослыми бессмысленно разговаривать. Они все равно не поймут, зачем я лежу на газоне возле лужи, почти в центре города.

Так, глядя на телефон я не заметил как заснул, беспечно и спокойно, без алкогольно-барбитурной пилюли, а сам. Сначала был полет, затем я прыгал по горам, потом подо мной проносились деревья, физически унося меня из этого места куда-то домой, где тепло и пахнет бабушкиным борщем, в сад под раскидистую яблоню, в высокую траву, в треск кузнечиков и свист ласточек. Они то высоко, то низко, меняют направление и опять вверх-вниз и из стороны в сторону, и так без конца. Солнечная радость наполняла меня и струилась в теле невидимыми нейтрино.      

Я открыл глаза, когда было уже темно, пахло дождем и летом. Распутал затекшие руки и шею, сел, глядя вокруг. На другой стороне дороги стояло пару человек в форме и озадачено смотрели в мою сторону, не решаясь подойти напрямую. С чем была связана такая стеснительность было не понятно, тогда я встал и направился к машине, мигающей оранжевыми лампочками. Из нее выскочили пару знакомых лысых морд с капельницами в ухе и протянули мне пиджак, вежливо предлагая сесть в распахнутый рот длинного автомобиля.

— Николай Сергеевич, Вы ж так простудитесь, – промычала голова быка. — Вот выпейте, а то совсем себя изведете, мы уж думали, что все… но решили не торопить, а дать, так сказать, времени, сколько нужно.
— Для чего дать?
— Для себя. — Вам тут звонили все, ждут, что им сказать?
— Что жив.
— А ехать куда?  
— Назад… — задумчиво сказал я, глубоко усаживаясь в кожаное кресло. 
— Назад никак, только вперед. — ответил учтивый водитель.
— Тогда вперед, — протянул я, доставая из бара чего-то покрепче. Это пространство на трезвую пока не воспринималось. И судя по всему, ум об этом знал, а потому не сопротивлялся.

АА

Другие записи раздела:

  

Написать ответ

1 Комментарий Включить "Момент истины"

Войти с помощью: 

Гость
Антон Мотин
3 годы 29 дни назад

это просто: «тихое помешательство» :))

 
[pt_view id="1d51aab437"]